Крылатые кадастры

03 мая 2015 г., 14:29:00   1041   0

Крылатые кадастры


Сказ о доле в уставном капитале, как обидном рудименте, отягощающем жизнь честных и целеустремленных людей, готовых положить себя на алтарь созидания. Упомянутые ниже персонажи имеют поразительную особенность быть тезками и двойниками кого угодно, оставаясь при этом личностями, недостойными сравнения с кем угодно в т.ч. с тезками и двойниками. 


Игорь Владимирович Никонов, одетый в роскошный узбекский халат и немодные угги, чинно прохаживался по богато украшенному бомбоубежищу. Настроение у него было приподнятым. Он поглаживал себя по животу, щурился и живо напевал …. песенку. В акапелла Игоря Владимировича можно было уловить “Крылатые Качели”, однако, слова не подходили.


“А, крылатые кадастры! В юном месяце апреле! А, крылатые кадастры - разлетятся кто куда!!!” - пел он, и пение свое ему очень нравилось, хотя человеку искушенному оно бы по вкусу не пришлось - пел Игорь Владимирович фальцетом и жутко фальшивил.


Довольный собой, Никонов не заметил как забрел в ... темный угол бомбоубежища с маленькой неудобной дверцей. (Дверца внезапно распахнулась). На пороге появилась фигура молодого, розовощекого крепыша. Если бы не дорогой костюм и депутатский значок на лацкане, он был бы похож на борца-вольника, удравшего с тренировки.


-          Привет, ЧМО! - выпалила фигура незнакомца.


-          Чего?! - не расслышал приветствия Никонов.


-          Чом ти не прийшов, як мiсяць зiйшов, я тебе чека-а-ла! - запел незнакомец.


Подписывайтесь на новости «КиевVласть» в Facebook 


Никонов прислушался к пению, кинул взор на незнакомца и украдкой почесал себя за ухом. Он потупил взгляд на угги, подергал себя за полы халата, едва не оторвав бусинку с вышивки. Игорь Владимирович чувствовал себя раздраженно - он упорно не мог вспомнить имя этого персонажа:


-          Вале…, Эльб…, Ва….? А, Бутуз - это ты? Ну вползай, вползай... - неуверенно молвил Игорь Владимирович, с опаской оглядываясь по сторонам. На какую-то секунду ему показалось, что перед ним стоит не один человек, а, как минимум, три.


Все в костюмах и с депутатскими значками. Все - похожи на борцов-вольников и взгляд у всех какой-то хамовитый. А еще ему упорно казалось, что все должны что-то принести, после чего он, целый Игорь Никонов, должен что-то поделить!


Между тем, человек был один. Его нахальный рот продолжал петь. У Игоря Владимировича кольнуло в боку, ладони его взмокли. Слегка пошатнувшись, он отошел к стене, на которой висела репродукция Джоконды с обнаженной грудью.


-          Чего такой кислый!? Хавать будешь, у меня тут есть тарань! Мои тут такую рыбеху в Днепре выловили - тарань просто няма вышла! В такую рань будем жрать тара-а-ань! - опять запел незнакомец, отзывающийся на прозвище “Бутуз”.


-          Я не ем сухой рыбы!, - буркнул Никонов, который злился от того, что не помнит: есть ли у него в собственности рыбхоз на Днепре и в партнерах ли там этот Бутуз.


-          А я ем, - Бутуз довольно покосился на рыбий хвост в своей руке - Вкусняшка, просто вкусняшка!!!


-          Хватит мне тут баки своими вкусняшками заколачивать! Чего приперся?! Тубус принес?! А?!


-          Тубусы-шмубусы... тут бабло косить надо, а ты со своими тубусами. Принес - на. - Бутуз отдал тубус Никонову и попытался втихаря засунуть рыбий хвост под леопардовые пуфики.


-          Убери немедленно эту гадость, - бросил через плечо хозяин роскошного подземелья, заглядывая в тубус. - Ну, что ж!, - с интонацией старого еврейского антиквара после небольшой паузы сказал Никонов. - Хороший тубус. Хороший! Большой ты, Бутуз, молодец. Бооольшой!


 На душе Игоря Владимировича в одночасье стало тепло и уютно. Ему захотелось даже приобнять Бутуза и похвастаться своим новым золотым калькулятором с костяными кнопочками и бахромой. Ему захотелось налить гостю березового соку и усадить в самое удобное кресло. Но неожиданный приступ сентиментальности прервал наглый голос Бутуза.


-          Иногреня, а шо с баблом?! Давай я двумя платежами положу все их банки, давай я съем их лица! Давай...


Никонов умиротворенно шикнул, загадочно посмотрел на гостя и молча указал ему на каменную лавку. Оба присели, упершись унылыми взглядами в кучку мышиного помета на роскошном персидском ковре. Их лица обрели задумчивый и отрешенный вид. Желваки обоих вяло поигрывали, от чего две пары ушей шевелились не в такт.


Затянувшееся молчание первым нарушил Бутуз. Потеребив депутатский значок, он поглядел на Никонова:


-          Вот я когда думаю мыслями, у меня уши всегда шевелятся. А у тебя чего?


-          А у меня нет. Когда думаешь о тубусах - вообще ничего не шевелится, - автоматически ответил Никонов, переведя взгляд с помета на статую писающего мальчика, игриво развернутого лицом к репродукции Джоконды.


-          А вот скажи, Игореха, интересно же в доляху к застройщикам входить. Реальная же тема. Вот нас с тобой завтра погонят, а доляхи останутся. Ну правд…. Ой, ёёёёё!, - внезапно прервался Бутуз.


Пока Бутуз говорил, в полу бомбоубежища образовался провал, из которого медленно поднималась фигура Виталия Кличко в спецовке и строительной каске. Виталий был измазан землей и очень деловит.


-          Сидите, да!? Сиднем, так сказать, сидите тут мне на сидениях! А я, между прочим, велосипедные дорожки на Троещину прокладываю. 15 миллионов осваиваю я, между прочим. Вместо метро, между прочим. На Троещину. Людям, чтобы удобно. А вы сидите!


-          Виталя, дай доляху! - выпалил обреченно Бутуз.


-          Бог подаст - ответил Кличко и, показав Бутузу язык, юркнул в пролом продолжать строить велосипедные дорожки.


Посидев с минуту в полном замешательстве, Бутуз подошел к пролому и плюнул в него. Услышав шлепок, он обиженно посмотрел в сторону Никонова.


-          Такую яму вырыл. И зачем!? Вот правду говорят, дай боксеру лопату… Или не так говорят? Игорь, да оторвись от своих тубусов. Шо с баблом?!


-          Ты понимаешь, Бутуз, какое дело. Вот если положить в тубус план застройки, например, квартала. А застраивает этот квартал, например, не я. Но у меня в фирме-застройщике есть процент. Но маленький. Так, как ты думаешь, тубус будет наполовину полным или наполовину пустым?


-          А сколько у тебя тубусов уже?


-          Мно-о-ого...


-          Тогда, все нормально. Ведь главное бабло, понимаешь: баб-ло! Кстати, Игореша, а в твоей куче, есть мои тубусы?, - оживился Бутуз.


-          А тебе какие надо: наполовину полные или наполовину пустые?!


-          А в каком районе Киева? Метро рядом?


-          Нет. Рядом только велосипедные дорожки. На слове “дорожки” Никонов прищурил левый глаз и потрогал карман халата правой рукой.


-          Дорожки?! Виталины?! Та ну, он обзывается и язык показывает - не хочу - попытался изобразить из себя капризного ребенка Бутуз.


-          Ну, дружочек, тогда иди за новыми тубусами - иначе не будет. Не-а, никак...


Бутуз ушел, напоследок выпалив Никонову что-то, чего тот не разобрал. Ему вроде как послышалось “конченный жмот”, но верить в это не хотелось, а посему Никонов уверял себя, что Бутуз сказал: “у меня болит живот”. Прогулявшись по бомбоубежищу, он подошел к провалу. Оттуда веяло холодом и доносились странные звуки. Никонов присмотрелся. В глубине провала он различил группу гномов в грязных костюмчиках, которые несли транспаранты и что-то скандировали. Против велосипедных дорожек Виталиных протестуют, - подумал Никонов и спросил сам себя: А где мой тубус с планом дорожек? Вот он, родимый. Он сжал тубус в руке и снова запел песню о “крылатых кадастрах”. Ему снова все нравилось. У него было все хорошо.


КиевVласть

Источник: Все новости от

Читайте еще

Популярные новости

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

Наши опросы
Как вы попали на наш сайт?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте